Читая Рене Жирара «Завершение Клаузевица»

Еще на каникулах начал читать книгу-интервью Рене Жирара «Завершение Клаузевица». Жирар – если можно так выразиться «спекулятивный антрополог», начинавший как литературовед и свои антропологические изыскания ограничивший анализом литературных источников и мифов. К анализу Клаузевица он подходит уже с большим набором собственных брендовых концепций, среди которых:
— концепция миметического желания: люди как правило желают то, что желают другие, подражают ближним в желаниях, и приближаясь к объекту желания — например жене соседа — разумеется сталкиваются с соседом, который оказывается и противником — и образцом для подражания, тут в действие вступает — концепция миметического насилия; противники в борьбе подражают друг другу, совершают зеркальные поступки и в итоге становятся неотличимыми; хотя субъективно им кажется что они сражаются из-за различий на самом деле источники борьбы их доходящее др тождество сходство, становясь неподконтрольным насилие может лишить все общество различий и вовлечь в водоворот взаимного насилия, но тут в действие вступае т- концепция учредительного убийства: временно спасти общество от насилия может только выбор «козла отпущения», который объявляется отличным от всех и все объединятся против него.

Задним числом убитую жертву можно обожествить и его гибель объявить добровольной. Клаузевиц заинтересовал Жирара поскольку у него он обнаружил описание логики войны, похожее на концепцию миметического насилия. По Клаузевицу, вовлекаясь в конфликт друг с другом, стороны начинают отвечать на каждый удар противника еще более сильным ударом, в итоге в войну вовлекаются все силы и ресурсы противоборствующих сторон, а целью войны становится полное уничтожение, или, по крайней мере сокрушение противника. Такова внутренняя логика идеальной «абсолютной» войны, которая редко реализуется в реальности. В то же время Клаузевиц известен как автор классической формулы «война есть продолжение политики», но фактически логика войны не совпадает с политическими целями – за исключением редкого случая, когда политическая цель предельно амбициозна и предусматривает полное сокрушение противников. Жирар полагает, что Клаузевиц просто испугался договорить мысль до конца — что власть политической цели над войной иллюзорна, а война подчинена исключительно миметическому подражанию противнику. Более того, сама концепция Клаузевица- это миметический ответ Наполеону, предполагающий мобилизацию всех сил Германии.

Узнайте почему я выбрал философию. Философия одна из многих наук, которая для изучения практически не требует ресурсов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *